Против карт » Публикации » Рассказ одного из духовных чад архимандрита Кирилла (Павлова) о старце. Отрывок из книги "Старец" о.Виктора Кузнецова


Рассказ одного из духовных чад архимандрита Кирилла (Павлова) о старце. Отрывок из книги "Старец" о.Виктора Кузнецова

  • [edit]Редактировать[/edit]
 (голосов: 3)

Из книги «Старец» о.Виктора Кузнецова

(Воспоминания духовных чад старца)

 

Ирина Синицына:

 

– Сначала я попала к другому священнику. Была я тогда в неприкаянном, неофитском состоянии. Говорю:

 

– У меня семейная проблема очень сложная. Меня насиль-но выдали замуж, повенчаться заставили. Что теперь с этим делать, я не знаю.

 

Священник мне ответил:

 

– Тебе надо к старцу.

 

– К какому мне старцу?

 

– К отцу Кириллу в Лавру надо ехать, к Павлову. Слышали вы что нибудь про него?

 

– Нет.

 

– Вот я вас благословляю, поезжайте.

 

Это было воскресенье. На следующий день я помчалась в Сергиев Посад. Очень хотела взять из дома фиалку и подарить её старцу, которого никогда ещё не видела. Взяла и поехала. В понедельник в Лавре неприёмный день. Батюшка подчинялся общему распорядку и тоже в понедельник не принимал.

 

Все знают там знаменитую проходную. Я сказала, что хочу к отцу Кириллу попасть, и меня почему то впустили в проходную. Там было три человека. Они говорят:

 

– День то сегодня неприёмный. Но заходите. Может, Батюшка и примет.

 

Мы перезнакомились. Дедушка, раб Божий Георгий спрашивает меня:

 

– Вы когда нибудь у старцев то были?

 

– Нет, не была, – отвечаю.

 

– А когда нибудь про них слышали?

 

– Нет.

 

И он мне много рассказал о старцах, что они люди необыкновенные, прозорливые.

 

Пока мы ждали отца Кирилла, они предложили мне почитать Псалтирь. Никогда раньше я не читала книг на старославянском, церковном языке. Мне предложили попробовать. Дали книгу, и с Божией помощью у меня пошло чтение. Потом, каким то чудом я прошла к старцу.

 

Вошла и говорю:

 

– Здравствуйте, Батюшка. Меня прислали к Вам.

 

 

– Ко мне? – растерянно спросил отец Кирилл.

 

– Да. Вот я Вам цветочек привезла.

 

Протягиваю старцу фиалки. Он ещё в недоумении, но, улыбаясь, спрашивает:


– Да? Это мне? – взял цветы, поблагодарил. – Спасибо. Как то он так скромно, смущённо повёл себя, но с этого началось наше знакомство.

 

Долго мы говорили, очень тепло. Он пода-рил мне иконочки из Иерусалима, утешил. Сказал, что надо нести свой крест. Он будет молиться за меня. Уехала я утешенной. Так произошла наша первая встреча.

 

П е р в ы й о б р а з Батюшки, каковой запечатлелся, – родного человека, к которому всегда стремилась и попала, наконец. От него исходит настоящая благодать. Как говорится в Псалтири: «Дивен Бог во святых своих». Никогда, общаясь с разными священниками, я не ощущала такого сближения, приобщения к Церкви.

 

Ещё чудесное событие тогда со мной там произошло. Мы жили тогда очень трудно. У меня не было работы. Мужчина, что был со мной в приёмной, был известный врач. Он помогал верующим людям. И он предложил мне у них поработать. Так я устроилась и на хорошую должность.

 

Довольно часто я стала ездить к отцу Кириллу. Его духовные чада даже взревновали меня, что я часто у него бываю. Сказала я об этом Батюшке. Он меня утешил:

 

– Ты не обижайся на них. Это немощь у нас такая.

 

Хоть и была у меня уже работа, но иногда было тяжёлое материальное положение. Такое, что даже детей нечем было кормить. Батюшка очень сопереживал этому. Дал мне как то конверт.

 

– Что это? – спросила я.

 

– Это тебе денежка. Забери, она тебе сейчас пригодится, – сказал отец Кирилл.

 

И на самом деле она меня очень выручила. Был очень острый момент тогда. Вот так, и словом, и делом Батюшка помогал выжить. По образованию я логопед. С детьми в основном работала. В то время решила я сменить специальность, и договорённость уже была. Тогда на высоте были бухгалтера. Посоветовалась с отцом Кириллом, но он отверг мои устрем-ления, сказал:

 

– Нет, занимайся детьми.

 

Несколько раз я поднимала этот вопрос. Нужда заставляла, нужно было больше зарабатывать денег. Отец Кирилл был ре-шителен и твёрд в этом вопросе. И что же? Пока я мыкалась и занималась с детьми, у меня сложилась своя система лечения детей с дефектом речи. Теперь я и востребованный, не нуждающийся, не бедствующий человек. То, чем я сейчас занима-юсь, – это только по Батюшкиным молитвам. И какая помощь людям! Очень много положительных отзывов о системе, ко-торая с годами выработалась. Сейчас я выпускаю много дисков и везде пишу про отца Кирилла. По его благословению и по его молитвам совершаю свой проект оздоровления тела и души для людей.

 

Отец Кирилл всегда принимает исповедь и отпускает грехи как-то по доброму, по домашнему, с участием. Как любящий отец, а не грозный судия. Поэтому ему люди открываются, каются в том, что порой и многие годы скрывали, в чём боялись признаться другим священникам. Он необъяснимым образом умеет расположить к себе любого человека. Уходить от него никому не хочется. Всегда остаётся желание вернуться к нему вновь и вновь, как можно скорей. Мало того, какой ты ни будь строптивой у других священников, ему сразу веришь, слушаешься его безпрекословно. Хотя в строгой форме отцу Кириллу приходилось редко общаться.

 

 

Если он что то говорит, то каким то подсознанием сразу почему то в тебе всё становится понятным, что так и надо делать. Хотя говорит он просто, без заумствований, не напускает на себя вид мудреца. До этого тебе другой священник говорил то же самое, ты не ве-рила, не слушалась. Слово же отца Кирилла действительно со властью, от Бога. Очень трудно иногда выполнять его настав-ления, но они понятны и ясны – это путь к твоему спасению.

 

Мне пришлось полгода жить в Ялте. Я вынашивала второго ребёнка. Он был нежеланным для мужа. Мне от этого было очень тяжело, переживала, была бледно зелёного цвета. Когда отец Кирилл находился на лечении в Крыму, моя подруга подсказала мне: «Поезжай в Ялту, там, рядом лечится Батюшка. Попроси молитв, и он подскажет, как выносить ребёнка». Поехала я туда со старшим сыном. Остановились мы у чад отца Кирилла. Они нас разместили.

 

Пошла к Батюшке, жалуюсь ему:

 

– Дома невыносимо, муж агрессивен, мама тоже не хочет, чтобы я родила второго ребёнка. Как быть?

 

– А здесь тебе хорошо? – неожиданно спрашивает отец Кирилл.

 

– Да, хорошо, – отвечаю недоуменно.

 

– Так вот и оставайся, – весело подбодрил меня Батюшка.

 

Шесть месяцев я сказочно прожила в Ялте. Меняла места жительства, и от чужих людей получила столько добра, сколько от родных и близких не получала. Конечно, это не без ходатайств Батюшки за нас. Вот что значит – братья и сестры во Христе, и около единого отца духовного!

Ещё я поняла, что, когда Батюшка далеко, то он особенно всегда близок. Пойти к нему не можешь, а с помощью молитв существует особая связь с ним, и он помогает. Чувствует боль твою, как мать болящее дитя своё. Сугубо молится за тебя и даёт поддержку.

 

Ко мне там обратился мой знакомый. Все вокруг меня знали, что я окормляюсь у отца Кирилла. Часто я передавала письма, адресованные ему, и когда люди получали от него ответ, трогательно благодарили меня за помощь.

 

Виталий Николаевич Шевченко решил помочь храму Иоанна Златоустого. Имея должность государственного чиновника (в восьмидесятых, коммунистических годах!..), стал там старостой. Он смог преобразить церковь красивой резьбой по дереву и убранством. Началась перестройка, и модно стало быть депутатом. Его начали продвигать в этом направлении. Он подошёл к отцу Кириллу за благословением на это, а Батюшка не благословляет. Два раза тот подходил со словами:

 

– Благословите, я ведь хочу через это больше помогать церкви!

 

Отец Кирилл тихонько его спрашивает:

 

– А вы чем то другим можете заниматься?

 

– Да, – растерянно ответил Виталий Николаевич.

 

– Так вот и занимайтесь.

 

Настолько просто, спокойно, без апломба было сказано, что Виталий Николаевич, подумав, всё же послушался и отказался от престижного положения. Хотя это далось ему, твёрдому, целеустремлённому, очень нелегко.

 

Прошло десять лет. Как то на дороге он подсадил к себе в машину женщину, чтобы подвезти. Она ему и говорит: «Я вас знаю. Вы, Виталий Николаевич, хотели стать нашим депута-том. Как вас Бог отвёл от этого?.. Мой сын работает в милиции. Там было сказано, что если вы станете депутатом, то вас и всю вашу семью ликвидируют. Была такая установка от больших чинов». Он говорит, что после её рассказа еле довёл машину. Как отец Кирилл узнал всё наперёд? Одному Богу известно… Как тонко, тактично, без сенсационности, не важничая, Батюшка, рискуя вызвать гнев и возмущение у незнакомого ему мужчины, посмел возразить и отвести его от твёрдого намерения лезть на рожон. Как тоже мягко и ненавязчиво сделал другое предложение?.. Это тончайшее искусство общения, какое даётся только большим стяжанием благодати Божией.

 

Удивительно, насколько тонко отец Кирилл научает, помогает разобраться в сложностях духовной жизни. Он не раз удив-лял меня своим вопросом на мой вопрос. И становилось ясно и понятно, даже очень запутанное. Или прежде чем что то по-дарить, Батюшка часто берёт газетку, завернув неё подарок, и загадочно спрашивает: «Газетку желаешь?». Ну, кто же из нас даже газетку от Батюшки, из его рук не желает? Желаю! А это что там?.. Вот это да! Ну, надо же!.. Сколько радости, чистой, детской, непосредственной в нас, даже от простенького подарка при этом выплёскивается!.. Как особо умеет, любит делать праздники людям, отец Кирилл. Казалось бы из ничего, ни на чём. Чем таким, казалось, может удивить скромный, не имеющий ничего материального монах? А вот может, удивляет и радует необыкновенно. Особенно тех, кто находится в трудном положении, в унынии, одиночестве, в болезни.


 

«Будем почаще смотреть на окружающий нас прекрасный мир и чрез него познавать Бога и всё доброе. Природа это есть книга Божия, не писаная, а созданная, которую может читать всякий человек – и грамотный, и неграмотный – и благоговеть всегда перед Творцом вселенной».


 

 Архимандрит Кирилл (Павлов)


 

Ко мне как то приехал хороший знакомый. Он недавно покрестился и с интересом наблюдал за тем, что и как происходи-ло в Церкви. Но трудно было сказать, что человек он глубоко верующий. Однажды он приехал грустный. Рассказал, что при исключительных знаниях английского языка он не поступил в институт. Он был удивлён и расстроен. Говорю ему:

 

– Пойдём, помолимся, и с Божией помощью всё образуется.


Мы пошли в церковь. К моему удивлению и огорчению, на Всенощной было всего два три человека. Отец Кирилл стоял слева. Там, где образ великомученика и целителя Пантелеймона и Казанская икона Божией Матери. Архимандрит Кирилл молился со всеми, как обычный человек перед иконами. Даже не вошёл в Алтарь.

 

Тихо говорю знакомому:

 

– Слушай, так ведь это старец, отец Кирилл. Подойди к нему под благословение. Попроси, чтобы он за тебя помолился.

 

Он пошёл к Батюшке. Сама я осталась в другом приделе. Долго знакомого не было. Не вытерпела я, заглянула в тот придел, куда послала его. Смотрю, он разговаривает с отцом Кириллом. По лицу знакомого поняла, что он в глубоком потрясении.

 

Когда мы возвращались со службы, я спросила знакомого:

 

– Что случилось? Ты какой то замкнутый.

 

Он молчит. Потрясение в нём было глубокое. Прошли довольно далеко. После чего он растерянно сообщил:

 

– Меня отец Кирилл благословил поступать в Семинарию.

 

Тут пришла очередь моему крайнему удивлению:

 

– Тебя!?

 

Кивком головы он подтвердил, что я не ошиблась. Тогда я стала его приводить в нормальное состояние, спросила:

 

– Ты никогда не испытывал такого рвения? Это ломает все твои планы?

 

Он опять утвердительно кивнул.

 

– И что же ты собираешься теперь делать?

 

– Не знаю, – признался он. – Для начала, надо «переварить» всё услышанное.

 

– И долго ты будешь вываривать?

 

– Не знаю.

 

– Надо спешить. Во первых, Батюшка ничего просто так не говорит. Во вторых, время поджимает. Можешь не успеть подать документы и год проболтаешься впустую.

 

Он посмотрел на меня своими светло голубыми глазами и по детски доверчиво спросил:

 

– Значит, действительно мне надо поступать в Семи-нарию?

 

– Дурила! – закричала я на него. – Тебе же отец Кирилл прямым текстом об этом сказал! А ты ещё кочевряжишься?

 

Удивительно, но он в том же году и поступил в Семинарию Лавры.

 

Через некоторое время позвонил нам и пригласил на постриг. Мы поехали.

 

Постригал его тоже отец Кирилл. Потом он стал иподьяконом у Патриарха Алексия II. Мы часто, по большим праздникам видели службы по телевизору с его участием. Он был при Патриархе долгие годы.

 

Одна женщина рассказала отцу Кириллу, что видела его во сне: «Будто вы, Батюшка, с палкой ходите и вокруг вас большое стадо овец, около 1000 голов или больше. Несусветное количество. И вы с этой палочкой легко туда сюда управляете». Отец Кирилл как шутку это воспринял. Но так, чтобы не оби-деть собеседника. Так он ко всем относится с любовью.

 

Все люди, которые встречались с ним, говорят об отеческой заботе его. В то же время поражает, насколько он непо-средственный человек, как ребёнок. Как он не чванлив, прост.

 

Иногда он любит попеть. Келейно собраться и спеть, «Слава в вышних Богу» или ещё что то духовное. Иногда придёт по-сле исповеди, и если его кто то чем то огорчит, или что то нехорошее в людях откроется, то это его огорчало.

 

Отец Кирилл неформально подходит к тем, кто к нему приходит. Часть своей души вкладывает в каждого. Очень любит деток. Как только к нему подходит ребёнок, то он сам с ним становится радостным, открытым, как ребёнок. Тут же нахо-дится шоколадка или ещё что то.

 

У нас рядом с церковью Преображения находятся дома кирпичные, многоэтажные. В них жила схимонахиня Мария. Она долгое время звонила на колокольне этого храма. У неё прямо на колокольне случился инсульт. Она долго лежала дома, мы за ней ухаживали.

 

Она очень просила привести к ней отца Кирилла . Он к ней приходил, исповедовал её, причащал и они всегда долго разговаривали.


Матушка рассказала один очень трогательный случай. После исповеди и причастия, отец Кирилл спраши-вает её:

 

– Скажи ка, матушка, ты родителей своих в детстве почитала?

 

Она ему отвечает:

– Да… ещё как почитала.

 

– И я почитал.

 

– Как не почитать то их? – удивилась даже матушка Мария. Отец Кирилл подвёл итог разговору:

 

– Вот потому мы с тобой так долго и живём, что родителей почитали. Сказано же в заповедях Божиих: «Счастлив и долголетен будешь на земли», если заповедь эту соблюдёшь.

 

В один из дней мы уходим от матушки. Природа красивая, погода хорошая, и я предложила Батюшке сфотографироваться с келейницей Наташей, матушке на утешение. Отец Кирилл согласился, но неохотно. Был как то весь не в себе. Потом, когда я сделала фотографии, то удивилась, что у Батюшки мрачный вид. Через небольшое время всё стало понятно – это была последняя встреча. Вскоре схимонахиня Мария преставилась ко Господу, и Батюшка тогда уже об этом знал.

 

Шли мы с отцом Кириллом мимо домов и увидели мужчину на огороде. Весь он от работы вспотел. Смотрит на нас неласково – ходят, мол, тут всякие… мешают. Батюшка вдруг достаёт шоколадку, подаёт ему и ласково говорит:

 

– Приветствую тебя, трудолюбец! Это тебе за труды твои награда.

 

Надо было видеть лицо того мужчины. Ему, видимо, никто не дарил вот так, просто, шоколадки и так ласково не обращался к нему. Он чуть не расплакался.

 

«Как и мы сами созданы по образу и по подобию Божию, так точно и крест наш должен быть подобием креста Христова. А это возможно только тогда, когда мы понесём его с терпением и любовью, а не со злобой в сердце или с унынием, когда будем сознавать, что идём по следам Спасителя и что в кресте нам дано непобедимое оружие на врага, против которого этот вещественный крест – скорби наши – так же силен, как и крест с изображением распятого Господа. Но если на скорби, нам ниспосланные, мы будем смотреть только как на несчастье или на повод к ропоту, то мы последуем уже не Спасителю, а нераскаянному разбойнику, и крест скорбей наших не только не отгонит от нас врага, но ещё привлечёт его к нам, как к его верной добыче.

 

 

Неся же крест свой по следам Господа, мы вскоре убедимся, что это царственное оружие защищает нас от искушений диавола, помогает нам побеждать множество опасных врагов – наши страсти – и ограждает нас от многого дурного, что совершили бы мы, если бы не несли его. Скорби уничтожают нашу гордость, смиряют, рано или поздно, самые ожесточенные сердца и обращают их к Богу. «Близ Господь сокрушенных сердцем, и смиренных духом спасет» (Пс. 33, 19)».


 

Архимандрит Кирилл (Павлов)

 

Часто отец Кирилл спрашивает, чего кто желает и старается это исполнить. Пройдёт время, люди забудут об этом разговоре, а он неожиданно раз и предоставит желаемое. Причём в самый нужный и подходящий момент. По моим, к примеру, представлениям, человека, заторканного бытом, постоянной заботой о детях, каждый мог желать на этом свете немного: спать, есть и чего то, что необходимо для естества. Всё остальное – это будничное послушание. Так я была тогда настроена. Зашёл у нас с Батюшкой разговор о моём трудном деле, которое всё не решалось. Отец Кирилл сказал почему то на это: «Открывай перед Богом все свои желания».

 

 

Я подумала: «Это даже нехорошо, наверное, всё время клянчить, выпрашивать у Бога. У него что, других забот нет, как только выслушивать наши попрошайства и выполнять их? Да к тому же, как можно что то открывать перед Богом, когда ты сама часто не знаешь, чего тебе на самом деле надо? Мы ему уже надоели! Только этим и занимаемся. Тому дай здоровьица, чтобы он по грехам шустро бегал. Тому дай удовольствий всяких… Бог служил нам, когда здесь, на земле был. А теперь, когда Он восседает на Небе, мы Ему должны служить и угождать». Но потом поняла суть сказанного отцом Кириллом и корила себя. Конечно же, он имел в виду духовные желания!

 

 

Желание укрепиться в вере, молитве, добре, отзывчивости на нужды людей, в благочестии. В этом надо открываться и просить, а то и кричать об этом к Богу, чтобы он преумножил благое и удержал от греховного. Как только я это осознала и стала к этому прибегать, то многое вомне и вокруг сразу всё сложилось и пришло в порядок.

 

Отец Кирилл поучает, что когда ты приходишь к старцу за советом, то нужно 


 

подготовиться и чётко определить, знать, чего ты желаешь, открыть своё сердце. Желаешь? Желаю. Даже прежде чем протянуть руку с конфеткой, Батюшка всегда спрашивает. «Желаешь – нет?». Если не отвечаешь, значит не надо. Ничего против воли приходящих к нему отец Кирилл не совершает.

 

В этом и есть та Божественная свобода воли, которую дал нам Господь. Недаром Евангелие повествует, перед тем как исцелить кого, Иисус Христос спрашивал: «Хочеши исцелеть?». И только при подтверждении в желании этого и вере в это Он исцелял. Без свободного желания и веры обращающихся к Нему ничего не совершал. Господу ничего не нужно от нас. Только вера и желание чистоты нашей ему нужны.

 

Был момент, когда я ослушалась отца Кирилла.

 

Его донимала одна тяжёлая во всех отношениях женщина. Она болела и не выходила из квартиры. Всё время она звонила и мучила его вопросом:

– Кому мне оставить квартиру?

 

Батюшка уклонялся, как мог. Предлагал ей нуждающихся в этом людей. Та всё не соглашалась на них. В конце концов она звонит и говорит:

 

– Я всё уже сделала. Вызвала нотариуса и отпишу квартиру на вас, Батюшка. Теперь я спокойно отойду.

 

Отец Кирилл так перепугался! Спрашивает:

 

– На это я вас благословлял?

 

Та ни в какую!.. Тогда Батюшка попросил меня:

 

 

– Ты ей скажи вот так. Пусть она эту квартиру перепишет… на тебя.

 

– Да что вы, Батюшка? – возроптала я и сказала. – Никогда не смогу я так сказать.

 

Батюшка опечалился на моё непослушание, а я ещё добавила:

 

– Она только успокоилась, что за много лет не могла решить, кому отписать свою квартиру. Наконец, утешилась, определи-лась, и вот...

 

– Нет, мне не надо! Мне нельзя! – категорически, испуганно даже подтвердил своё решение отец Кирилл. – Пусть на тебя. На кого угодно. Подумайте. Но не на меня.

 

Когда я позвонила той женщине, то не смогла сказать то, на что меня благословил Батюшка. Поняла, что эта женщина близка к смерти. Она очень слабо разговаривала. Моё сообщение пагубно бы сказалось на ней. В этом было моё непо-слушание. Господь так премудро всё устроил, что женщина та не всё правильно, по форме успела оформить. Не потревожи-ла и я её покой. Она преставилась к Богу с радостью, через несколько недель.

 

Видела часто я лица людей, которые выходили от отца Кирилла. Как они умиротворены и просветлены! Такая радость охватывает всех, получивших от Батюшки подарочек. Это неземное счастье для многих. Мы в этот момент все ока-зываемся детьми. Через отца Кирилла, через его ласку и заботу. Через внимание и подарочки происходит проявление любви Божией и Его благодати, которая через Батюшку на нас изливается, как солнечные лучи. Недаром и имя – Кирилл, данное ему при постриге, переводится как – солнечный. День Ангела отца Кирилла приходится на день солнцестояния. Первый святой, апостол Иоанн Богослов, в честь которого его назвали при крещении, и день рождения в день преподобного Сергия Радонежского – всё от этих святых воплотилось в этом человеке. Так он эту благодать преумножил, так щедро делился ею со всеми нами!

 

Нам иногда теперь говорят: «Ну, что же, Батюшка ваш лежит. К кому вы теперь пойдёте?». А к кому нам идти? Родной отец бывает только один. Надо благодарить Господа, что Батюшка есть и останется с нами всегда. Связь наша с ним – неразрывная.

 

Источник: http://ovk.nxt.ru/knigi.html

 

 

 

 


[group=5]
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
[/group]

Комментарии:

Оставить комментарий